Добавить в избранное ДОБАВИТЬ В ИЗБРАННОЕ[ вход для читателей ]  [ записаться ]    [ контакты ]
ИСКАТЬ              список литературы
 
Акция на ЛитРес
Яндекс цитирования



КАК ВИКТОР СУВОРОВ СОЧИНЯЛ ИСТОРИЮ

Виктор ГРЫЗУН

OCR Serjio Killinger

Анонс

     Книга представляет собой научно-популярное сочинение с элементами сатиры на псевдоисторические концепции начала Великой Отечественной войны и задумывалась как опровержение идей В.Суворова, но в ходе работы авторы пришли к убеждению, что без освещения реальной картины хода событий тех лет выполнить задачу невозможно. Поэтому особенностью издания является то, что серьезные исторические проблемы излагаются в доступной широкому читателю, не чуждой юмора форме.
     Прокомментированы все известные на данный момент издания этого скандального автора, посвященные началу Великой Отечественной войны: "Ледокол", "День "М", "Последняя республика", "Самоубийство", "Очищение".
     Кроме того, данный труд отличается глубиной проработки материала. Авторы не ограничиваются критикой общих положений Суворова-Резуна, в книге выдвигаются контраргументы к каждому из приводимых Суворовым доводов, обнажающие всю нищету его доказательной базы.
     С этой целью в книге имеются специальные подглавы, где в юмористической форме наглядно отображается применяемый Суворовым механизм введения читателя в заблуждение.


     Хула есть очень убойная вещь: напасть можно с помощью одного слова, а для защиты нужны целые страницы.
     (Ж.-Ж. Руссо)


     Я не согласен ни с одним словом, которое вы говорите, но готов умереть... (умирает).
     (Вольтер (о В.Суворове)

Вместо предисловия

О грызуне и о Суворове

     Других писателей у нас для вас нет.
     (Иосиф Сталин)
     Сейчас наш разговор будет вестись по-человечески, а не по-"Суворовски". Пока еще мы не стали Владимиром Грызуном и не впали в "суворовский" победный тон. Здесь мы хотим объяснить вам, кто мы такие, и почему мы такие, какие мы есть.
     В 1993 году в России вышла скандально известная книга Виктора Суворова "Ледокол". Уже отшумев на Западе, она многими была воспринята как откровение: автор книги, беглый сотрудник советского посольства в Швейцарии Владимир Резун, переворачивал с ног на голову многие, ставшие привычными истины о начале Великой Отечественной войны. Резун, скрывшийся под литературным псевдонимом "Виктор Суворов", уверенно провозглашал, что летом 1941 года Сталин был готов привести в действие план по захвату всей Европы, который разгадал и предотвратил Адольф Гитлер.
     Цель книги, которую вы держите в руках, - показать, что "Ледокол" и другие исторические сочинения Суворова не ставят своей целью узнать правду о нашем прошлом. Они являются заведомо лживой, конъюнктурной, насквозь идеологизированной отрыжкой эпохи холодной войны. Именно это мы и обязуемся доказать.
     Чтобы продемонстрировать порочность суворовских методов, мы показали их в гипертрофированном виде. Мы решили сделать, казалось бы, невозможное - переплюнуть "Ледокол" по лубочной раскрашенности, карикатурной образности и предельной упрощенности повествования. Однако мы не ставили себе цели превзойти пенталогию Суворова по лживости и неправдоподобию вымыслов (кроме отдельных мест, где это специально оговаривается). Учтите, что, в отличие от Суворова с его намеренной ложью, мы руководствовались желанием писать намеренную правду, не гоняясь за бредовыми сенсациями. Уверяем вас, это не менее интересно. И, кроме того, по наглости и объему лжи Суворова невозможно переплюнуть.
     Во время работы нам часто говорили об излишней эмоциональности и анекдотичности нашего стиля. Но, на наш взгляд, не слишком умно было бы лишать наш текст бесконечных выкриков и молений (основных приемов Суворова, которые мы, заимствуя у него, доводим до гротеска) только лишь потому, что это ненаучно и весьма похоже на шутку дурного тона. Да, он пишет беспардонно и лживо. Но нельзя же из-за этого лишать пародию сходства с оригиналом! Именно глупости оригинала мы и хотим как следует высмеять. В самом деле, разве не анекдот - трогательный рассказ Суворова о кожаных сапогах, открывающий опус "День "М"? Кроме того, маскируясь под объект наших насмешек, авторы преследовали еще одну цель. Мы намеренно - снисходим до уровня В.Суворова для того, чтобы обычный читатель, шарахающийся от серьезных работ, посвященных началу Великой Отечественной войны (и который судит о событиях тех лет лишь по книгам Суворова), ознакомился хотя бы из любопытства. Чтиво легкое, занимательное - точь-в-точь "Ледокол". Только вот цели у нас другие.
     Резун своими опусами пытается всеми средствами внушить читателям (и, увы, небезуспешно!) одну глобальную и несправедливую мысль: в то время как армии и народы западных стран сражались за спасение народов Европы от тотальных расовых чисток, геноцида и рабства всех "неарийских", "низших" наций... наша армия и наш народ все силы прилагали к тому, чтобы сделать то же, что и нацисты, причем даже более кроваво и жестоко. На наш взгляд, подобные утверждения являются преднамеренной ложью и прямым оскорблением всех народов бывшего СССР.
     Мы тоже не вполне согласны с той рафинированной картиной начала войны, которая до сих пор сохраняется в школьных учебниках. Она, несомненно, нуждается в дополнениях или даже в достаточно радикальном пересмотре. Развитие нашей страны накануне Великой Отечественной войны представляет собой сложный, многогранный процесс, включающий в себя множество различных, зачастую противоречивых, тенденций. Реальная картина подготовки Советского Союза к войне столь же непохожа на черно-белые суворовские плакаты, как и жизнь советского общества времен развитого социализма на представления тупого янки о пьяных медведях в ушанках, шатающихся по улицам русских городов. Виктор Суворов намеренно замалчивает многоплановость жизни советского (а впрочем, и любого) общества и государства. В частности, он просит читателей считать, что за тридцать лет существования СССР политика страны формировалась не в условиях борьбы интересов, властных группировок и мнений, не в условиях кардинального изменения политической и экономической ситуации в стране и во всем мире, глубоких преобразований социальной структуры общества, научного и технического прогресса многих отраслей производства, а представляла собой строгую прямую, нацеленную на завоевание мирового господства, да еще и максимально аморальным способом. Между фашистской Германией и СССР ставится не просто знак равенства. Резун упрямо твердит, что мы - хуже фашистов.
     Необходимо отметить, что, говоря о фашизме, совершенно неверно подразумевать под этим понятием только режимы Гитлера и Муссолини. Хотя на Западе не очень принято об этом говорить, но в 1930-е годы фашистские и околофашистские идеи имели большое хождение и в таких "традиционно" демократических странах как Франция, Великобритания, США. Забытыми остаются и "Французское действие", движение Мосли в Англии и американские "Рубашки хаки" и "Стражи Республики". Да и правительства этих стран, вовсе не будучи фашистскими, по антигуманности своих действий подчас нисколько не уступали Гитлеру, Сталину и Муссолини. Например, до сих пор ставится под серьезное сомнение военная необходимость атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки, в результате которых погибли десятки тысяч мирных жителей. Примечательно, но американские военные чины пояснили свой отказ проинформировать население этих японских городов о грядущих бомбардировках тем, что боялись опозориться в глазах мирового сообщества: а вдруг бы бомбы не взорвались? Как бы тогда американские генералы смотрели в глаза своим европейским коллегам?
     Однако вернемся к Суворову (Резуну).
     Многие читатели В.Суворова утверждают, что даже если все его книги - ложь, отечественные историки все равно должны быть ему благодарны за то, что он привлек внимание общественности к проблемам начала войны, которые действительно требовали достаточно серьезного пересмотра. На самом деле это не так. Первое издание "Ледокола" на русском языке вышло в декабре 1992 года, а статьи, посвященные новым версиям событий лета 1941 года, написанные профессиональными историками и военными, основанные на документах из начавших тогда открываться секретных архивов, стали появляться до этого. В них серьезно, обдуманно и доказательно, без присущих Суворову истерических криков и бутафорских слез излагался новый взгляд на начало войны <Например, см.: Петров Б. Н. "О стратегическом развертывании Красной Армии накануне войны" // Военно-исторический журнал (Далее - ВИЖ). 1991. № 12. С. 10-17; Киселев В. Н. "Упрямые факты начала войны" // ВИЖ. 1992. № 2. С. 14 - 19; и др.>.
     Если бы "Ледокол" не был издан в России <"Спасибо" акционерному банку "Деловая Россия" и международному рекламно - информационному агентству "Русская пресс - служба"! Вот ух, действительно, подсобили России!>, обсуждение проблем предвоенного периода нашей истории носило бы более спокойный, разумный и, главное, научный характер. А так - на "жареное" слетелись толпы крикливых и некомпетентных журналистов и политиков, и через них непроверенные факты и более чем шаткие откровения Резуна стали достоянием многих легковерных граждан. И теперь общество оценивает каждого историка по принципу "свой - чужой", "суворов-антисуворов", а нам приходится всем им доказывать, что СССР - "не верблюд", и запоздало сожалеть о том, что издательства не сочли возможным отдать "Ледокол" хотя бы на предварительный просмотр профессиональным историкам, уж коли он претендует на некую "научность".
     Возвращаясь к вопросу о стиле, хотелось бы заметить следующее. К сожалению, в условиях царствующего ныне постмодернизма (когда читателем ценится не то, что говорит автор, а то, как говорит автор) разоблачения суворовской лжи, пусть написанные прекрасными учеными, но в академическом стиле, многими просто не воспринимаются. А жаль, Суворов между тем, использует старый советский прием, когда из статьи оппонента выдергивается одна неудачная фраза, на основе которой личность (а не доводы) оппонента смачно смешивается с грязью, докладчик долго философствует на тему того, как только такие никчемные бездари пробираются в нашу советскую науку, а слушатели так и не узнают о статье оппонента ничего, кроме этой фразы <Конечно, у вас может возникнуть параллель с тем, что и как мы делаем с книгами Суворова - рассматриваем его фразы так и эдак. Однако, когда практически весь труд состоит из неудачных фраз, это уже повод задуматься!>. Благодаря этому Суворов отделывается от всей критики наглыми криками "Академика высеку!" к всеобщему восторгу своих почитателей. Поэтому для того, чтобы достучаться до благодарно воспринявшей Суворова публики, необходима именно такая, броская, агрессивная манера изложения. Более того, мы глубоко убеждены, что секрет "очарования" книг Суворова лежит в области вовсе не научных, а именно литературных дарований автора.
     По ходу повествования нами делаются неоднократные выпады в адрес многих западных государств. Это продиктовано следующей причиной. С 1941 года, когда СССР и Запад оказались "в одной лодке" против Гитлера, в отношениях между ними было установлено негласное "джентльменское соглашение": в равной степени виновные в начале войны державы не поминали друг другу своих грешков. С началом холодной войны это соглашение было нарушено, но, в свою очередь, был установлен так называемый "провокационный баланс": каждая из сторон на своей территории изобличала преступления "мирового коммунизма/империализма", не переходя государственную границу.
     Прошло время, холодная война отгремела. Отношения между державами вроде бы улучшились. Но некоторые господа в Лондоне, очевидно, решили "дожать" бывший тоталитарный режим, популярно объяснив нашим гражданам посредством "Виктора Суворова", что, будучи под властью "неправильной" идеологии, их страна не совершила ничего достойного доброго слова и даже наоборот, всегда затевала "немыслимые преступления". Свалив, таким образом, всю и, в том числе, свою ответственность на СССР, а косвенно и на его приемника - Россию, эти господа получают вполне реальную выгоду. В случае любых международных трений с участием России, они имеют возможность начать шумиху в СМИ, "ненавязчиво" напоминая мировому общественному мнению, что в небезупречном "недемократическом" прошлом у России по их каталогу числятся такие "немыслимые преступления", что и думать - то страшно. И никто не будет разбираться, что - правда, а что - совсем наоборот. Простым западным обывателям это сложно, да и неинтересно. Разобраться в этом в наших собственных интересах, если мы, конечно, не хотим быть вечным изгоем в системе международных отношений и в глазах остального человечества. Мы не имеем ничего против народов этих государств. Мы помним и ценим их вклад в Победу. Но мы хотим напомнить зарвавшимся западным пропагандистам о вкладе их "демократических" правительств в становление фашизма и крушение мира. Не взыщите, господа, вы начали первыми!
     Кроме того, необходимо отметить, что мы считаем книги Виктора Суворова опасными еще и тем, что в них автор агрессивно насаждает мысль об органичной принадлежности всего плохого недемократическим, а всего хорошего - демократическим государствам, полностью отвергая при этом какие-либо полутона <Или марксизм-ленинизм так прочно засел в отдельно взятой шпионской голове, или воспеваемые Суворовым неоконсерваторы и сам Резун столь же склонны к черно-белому видению мира, как и их оппоненты-коммунисты.>. Например, Суворов настойчиво проводит мысль о том, что вести агрессивную войну и совершать другие противоправные действия может только недемократическое государство, в то время как государства демократические не способны на подобного рода вещи по определению. События начала Второй мировой войны, так же как и недавние события на Балканах, весьма рельефно показали крайнюю опасность подобных наивных заблуждений.
     Между прочим, крича о плохих делишках диктаторов, НАТОвские генералы стреляют и бомбят не Милошевича с Хусейном, а сербский, албанский, иракский и другие НАРОДЫ. При этом их начальство, пытаясь как-то объяснить правомочность своих действий, вспоминает о "коллективной ответственности" НАРОДОВ за преступления ДИКТАТОРОВ. Это не напоминает вам тезис о "народах - преступниках", например чеченцах или советских немцах, или крымских татарах, в полном составе сосланных товарищем Сталиным? Так вот - наша крайне резкая реакция на истерический антикоммунизм В.Суворова вызвана в большой степени тем, что, призывая к борьбе с мировым коммунизмом, он зовет на бой против русского, украинского, белорусского и прочих НАРОДОВ бывшего СССР, причем его высказывания на этот счет предельно откровенны.
     Так, например, в интервью программе украинского ТВ "Обличчя Свiту", поздно вечером 11. 02. 99 по украинскому ТВ-кацалу "Интер" Суворов сказал буквально следующее: "Если коммунисты или какие-то там тоталитарные силы на Украине, в Белоруссии, в России пойдут войной против западного мира, который так хорошо живет, ни на кого не нападает <Спросите у сербов!>, если они пойдут войной, то я не только буду там лекции читать, я возьму автомат и пойду воевать против коммунистов. Я буду их убивать. Сам". Доброжелательно настроенный украинский журналист А. Ткаченко удивленно спрашивает: "Но ведь это в основном Ваши бывшие сограждане?!" А затем идет грубая монтажная склейка, видимо, было уточнение, кого именно из бывших сограждан будет убивать Резун. Далее - следующий диалог: Суворов: "Да-да - а Вы не будете убивать, если они пойдут?" Ткаченко, как и любой нормальный человек, отвечает: "Я в этом не уверен". И Суворов: "А я буду. И буду вешать. Комуняку на гиляку! Все. Буду вешать. Так вот, и вот я говорю, если коммунисты нападут на западный мир - я буду воевать, пойду в танк заряжающим простым. Если возьмут. А если они не нападут, то мои лекции никому никакого вреда не принесут. Не надо нападать. Вот и все". И вот вопрос - а если нападут не они? И кстати - коммунизма в СССР уже нет, самого СССР уже нет, а Суворов все еще просится в бой "Запада" против "коммунистов". И кто же, простите, эти "коммунисты"? Мы с вами?
     Некоторые апологеты Суворова, признавая ненаучность его пенталогии, утверждают, что в условиях сохраняющейся "красной угрозы" в России ярый антисоветизм "Ледокола" способствует профилактике коммунизма. Мы, и свою очередь, утверждаем, что это не менее опасное заблуждение. Вы читали хотя бы одно разоблачение Суворова, написанное членом КПРФ? Я имею в виду именно разоблачение, а не крики "очернитель, агент, наймит" и т. п. Последнего как раз вдоволь. Не догадываетесь почему? Потому что он им НУЖЕН! Нужен, чтобы те несчастные ветераны, которым они пудрят мозги, почувствовали себя оболганными, униженными и оскорбленными и пошли по их первому зову протестовать против того общества, которое о них такие книги публикует.
     Весьма характерной чертой суворовской пенталогии является персонификация всего советского государства в лице одного И. В. Сталина. Идя проторенной дорогой как отечественных сталинских, а потом и перестроечных пропагандистов, так и многих западных советологов, Суворов изображает Сталина сверхчеловеком, гениальным одновременно в десятках совершенно разных отраслей науки, техники и даже культуры, всемерно преувеличивая его возможности и доходя в этом почти до религиозного почитания. Признаюсь, очень хочется ему за это всыпать. Объясните мне, с какой стати, "главному" (в своих глазах) борцу с коммунизмом ставить Сталину в заслугу нашу победу в войне? Сделать то же самое, что с таким трудом удалось сделать сталинистам и 1945-1949 годах: поставить на вершине кургана нашей победы, возведенного на крови рядовых бойцов, бессонных ночей и седых волос наших офицеров, юности наших бабушек, которые вместо свиданий и танцев видели только голод, бессонницу и токарный станок, - усато-трубчатый бюст и возопить: "О, Великий! Ты сделал ЭТО". Такое не прощают.
     Что же касается непосредственно авторов этого труда, то мы со всей возможной ответственностью заявляем, что лично вполне лояльно относимся к демократическим ценностям и западному образу жизни, и ни в коей мере не являемся ни сталинистами, ни анпиловцами, ни жириновцами, ни, наконец, какими-либо профашистами или экстремистами. Все, чем мы руководствовались при написании этого труда, - это желание восстановления исторической справедливости и недопущения замалчивания или недооценки вклада советского народа в победу над германским нацизмом и в установление мира в Европе.
     Напоследок хочется сказать, что эту книгу авторы расценивают не более как интеллектуальное баловство, нацеленное, впрочем, на достижение нескольких вполне серьезных целей. Помимо всего прочего, своим трудом они хотят пробудить читательский интерес к реальной, а не лубочно-пропагандистской истории своего народа, а заодно привить здоровый критицизм, которого в постсоветском обществе с его привычкой безгранично доверять печатному слову всё еще так не хватает. Кстати, в каждой из трех книг мы поместили по одной театрализованной самодеятельной постановке "под Суворова", в которой, опираясь на его методы преобразования исторической действительности, мы представляем читателю материал для тренировки навыка распознавания замаскированной лжи.
     В качестве "обязательной программы" мы взяли первые пять глав каждой книги. При таком способе выбора, как мы полагаем, трудно будет обвинить нас в том, что правдивые части оставляются за бортом. Кроме того, со временем мы, возможно, будем дописывать "отзывы" на избранные нами главы, разоблачение которых покажется нам наиболее интересным и полезным.
     Эта часть главы была посвящена нам - авторам, смиренно несущим свой крест с надписью "В. Грызун". Следующая повествует о нашем разведывательном прототипе.
     Авторы: А. М. Лоханин, М. Б. Нуждин
     Авторы выражают благодарность И. Е. Семенову за помощь в подготовке книги.
     P. S. Также авторы благодарят В.Суворова за доставленное веселье.
     Читатели! Обращайте внимание на сноски, часто в них содержится информация, важная для понимания текста.

2

     К черту дверь!
     Слепой Пью
     (Р. Стивенсон, "Остров сокровищ")
     Среди обширной деятельности Виктора Суворова стоит особо остановиться на следующем моменте. Многие суворолюбы, начитавшиеся одноименного автора до полной потери элементарного школьного курса истории, но еще не до полной атрофии соображения и здравого смысла, отмечают, что у Суворова в книгах имеют место быть "отдельные неточности", на которых его "многие ловили и ловят". А в каком-то там мифическом "целом" и "общем" он, конечно, прав <Есть такое правило в логике: если исходные данные неверны, то и выводы из этих данных тоже неверны. Например: все людоеды имели усы - у Сталина они были, значит, он людоед. Подобные построения весьма характерны для суворовской прозы. Однако обсуждаемая группа суворофилов по непонятным причинам идет дальше, рассуждая примерно так: Суворов говорит, что у всех людоедов усы, и хотя нам-то ясно, что усы - вовсе не признак каннибализма, но Сталин, тем не менее, людоед. Что называется, когда нельзя, но хочется, то можно.>. Так вот, дорогие забывшие азы истории товарищи, речь идет вовсе не о неточностях, допущенных случайно, мы ловим нашего храброго предателя на заведомой и прямой лжи. Одно дело, по причине плохого зрения в кабинете окулиста перепутать на таблице букву "А" с буквой "Л", и совсем другое - взять букву "А", закрасить ей белым одну ножку, перевернуть и просить считать мягким знаком. Подчеркнем - это не случайная оплошность, не ошибка из-за некомпетентности автора, а наглая подтасовка, направленная на очернение одного из самых светлых (хотя и трагического) периодов нашей истории.
     Почему мы считаем Резуна фальсификатором? Резун, замахнувшись на самое святое в истории своего народа (все равно, кем он себя считает, русским или украинцем), обвинив его в совершении самого тяжелого преступления в истории XX века, ни разу не усомнился в своих выводах!
     Что отличает фальсификатора и пропагандиста от историка? Не диплом, не чин, не количество изданных книг.
     Историк исходит из фактов. И дает им то объяснение, которое менее всего им противоречит.
     Фальсификатор-пропагандист исходит из своей цели. Из того, что ему нужно доказать. И не отступает от нее ни на йоту, напрочь отрицая все иные толкования, плюя на нестыковки, недостаток и косвенность доказательств, не гнушаясь полуправдой, преувеличениями и враньем. Он приходит пусть к шаткому, противоречивому, одностороннему выводу, но зато к тому самому, который ему проплатили.
     И неважно как: дяди в пиджаках - деньгами, или больная совесть - недолгим удовлетворением <Ему говорят - да вы же сами себе противоречите! А он в ответ - да ладно, это не важно, ты выводы-то мои давай глотай, глотай. Я уж задним числом там подштукатурю, увяжу. Это отдельная большая тема, в общем, потом расскажу. Аргументы - чепуха. Главное - выводы!>.
     Резун с фанатическим упорством доказывает себе, что его предательство было вполне моральным. Что страна, которую он предал, достойна того. И народ, который его породил, достоин. Вы увидите это на страницах "Ледокола". И солдат, радостно предвкушающих "поголовное изнасилование", и пилотов подлых "крылатых шакалов", и красноармейцев, сетующих по поводу того, что в Освенциме придется концлагерь переделать на музей. Возможно, нашим суворолюбам не приходит это в голову, но он имеет в виду их отцов и дедов. Он их, да, пожалуй, и нас с вами, имеет в виду и тогда, когда говорит об угрозе коммунизма на Украине, в Белорусии и России. Господа суворолюбы, вас не коробит от того, что тот, кого вы восхваляете, смотрит на вас через прицел НАТОвского образца?
     И ладно бы, Резун, видя слабость своей теории, хоть на секунду засомневался, привел бы альтернативу, взвесил все варианты. Но нет. "Мобилизация - значит война, и иного толкования мы не мыслим!" И великое множество суворолюбов вслед за ним повторяет: "Мы не мыслим. Мы не мыслим". Что ж, очень жаль.
     Во всем своем труде наш забугорный русовед силится создать у среднего импортного обывателя впечатление, что в страшной полуночной "Рашше" всегда жили и по сей день копошатся угнетенные, алчные и злобные "кремлины", греющиеся посередь страшной русской зимы у атомного реактора и мечтающие лично каждого из них, обывателей, поработить. А что касается простого российского человека, то ему на гребне перестройки и гласности наш добрый автор под шумок реальных Катынско-Гулаговских разоблачений пытается доказать, что Россия - вечная неудачница на озаренном американским Богом пути в демократический и либеральный рай (он же - Американская Мечта), и что факт спасения Запада, вернее того, что от него тогда оставалось, народами СССР <А вовсе не советскими вождями - не Сталин с Молотовым в окопах сидели, батальоны в бой вели, у станка по 12 часов стояли.> - это так, "не считается". Это было не по-настоящему. А что по-настоящему - вам сейчас предатели врать будут. И мину при этом корчить покаянно-жалостливую: ах, просите, ах, простите, ах, простите вы меня... Наверное, с таким же скорбным стоном Резун, чье воинское звание стыдливо замалчивается, сдавал англичанам список нашей резидентуры в Женеве.
     Однако по части олитературивания исторических концепций у нашего лондонского "советолога" нашлись ученики-конкуренты на исторической родине. Вы еще не сталкивались с бестселлером "Пятисотлетняя война в России"? Если нет, то вам крупно повезло, потому что любому более-менее сведущему в истории человеку делается плохо уже сразу после прочтения аннотации на второй странице книги в глянцевой обложке. В ней утверждается, что "написанная в яркой, захватывающей манере, свободная от пут псевдонаучной мутоты <Не таращи глаза, удивленный читатель. Это не я придумал. Так напечатано, ничего не попишешь!>, книга может быть рекомендована молодому читателю, в первую очередь школьникам и студентам как прекрасное внеклассное чтение по истории нашей страны в XX веке" <Бунич И. Л. "Пятисотлетняя война в России". Кн. 3. СПб., 1997. С. 2.>.
     Открыв наугад концовку означенной книги, я был буквально нокаутирован оригинальностью данных о численности и потерях РККА в начале войны. Пять минут мы со стулом не могли подняться с пола от хохота. Было бы преступлением прятать подобный шедевр от народа - посмейтесь и вы. Итак, согласно книге, в 1941 году "на трех фронтах Западного ТВД была развернута 8-миллионная армия", и это еще без НКВД!!! <Там же. С. 555-556.>Пользуясь другогой оригинальной методикой, я пришел к выводу, что в таком случае Ставка для уравновешивания такого скопления народа должна была сосредоточить на Восточном ТВД не менее минус двух миллионов отрицательных красноармейцев, потому что на лето 1941 года ВСЯ Красная Армия, на ВСЕЙ территории СССР составляла самое большое около 5, 5 миллиона человек <"К январю 1939 г. Советские Вооруженные Силы имели 1 943 тыс. человек, на 1 июня 1940 г. их состав был доведен до 3602, 3 тыс. человек, а на 1 июня 1941 г. - свыше 5 млн. человек". См.: "1941 год. Уроки и выводы". С. 23-24.>.
     В конце концов, автор, удвоив реальное количество советских танков и почти утроив количество самолетов, остановился, сам пораженный величием собственного муляжа. Его, как мотылька булавкой, пригвоздило к полу вопросом - а как же Гитлер ЭТО смог разбить? Действительно, как? Ну и приходится рассовывать по быстрому миллионы, которые только что наворотил, по нескольким разным категориям потерь, придуманных буквально "на ходу". Это чтобы сразу всей цифры не называть. Но и мы не лыком шиты, взяли все да сложили. И вышло, что в 1941 году вермахт, составлявший на Востоке около 4, 5 миллиона, взял 4 миллиона пленных красноармейцев, еще 980 тысяч обратил в паническое бегство, 800 тысяч убил и поранил, а также дематериализовал еще 2 миллиона - одни "откровенно дезертировали" <Еще кто-то, очевидно, дезертировал "сокровенно". Где-то в глубине души.>, другие "рассеялись по лесам" <Не путать с дезертирством - это совсем другое. Кстати, еще можно рассеиваться по полям, по лугам, по морям, по волнам - нынче здесь, завтра там. А еще есть лесные прогалины, перелески, а также леса низкой, средней, высокой и повышенной хвойности, в которых также можно рассеиваться. А главное, не путать рассеивание в тех или иных лесах друг с другом. А то мало ли что. Да и дезертирство - это совсем другое. А теперь хватит гоготать, и - всем верить!>, из них "657 354 человека было выловлено, 10 200 - расстреляно <Так и видно - первую цифру автор честно с точностью до человека придумал сам, а на вторую - не хватило воображения, так что пришлось подходящие исторические данные брать с пробитого чека из соседнего гастронома.>, остальные исчезли <Бунич И. Л. "Пятисотлетняя война"... С. 564-565.> без следа". Вот ведь полтергейст! А главное - никакой мутоты. Текст совершенно не напрягает даже самые рудиментарные извилины. Между прочим у нас осталось еще 220 тысяч неучтенных красноармейцев. Этой орды точнехонько хватило бы для полного укомплектования двадцати танковых дивизий (примерно половины от имевшихся тогда в СССР) - от повара, до комдива! Точно по штату, по бумаге, как в реальности практически никогда не случалось.
     Сразу представляется картина: летом сорок первого некто с блокнотом в руке лично прохаживается вдоль уходящей за горизонт шеренги красноармейцев, рассеянно бубня себе под нос: "657 354 выловлено (к полутора километрам строя сзади подскакивают возникшие из воздуха энкаведешники и защелкивают на них наручники), 10 200 расстреляно (соответствующее количество построенных дружно хватается за грудь и организованно падает в возникший сзади ров), остальные..." - некто вращает глазами, красноармейцы покорно ждут, но тут его озаряет: "исчезли без следа!" - изрекает он с радостным облегчением, а оставшаяся шеренга растворяется в воздухе.
     А это еще самая мелочь, там такого по три на страницу, оптом и в розницу. Вот такие пироги. Дело Резуна живет и процветает.
     И, кстати, немного по историографии вопроса. На основе изложенного материала я могу представить вам рельефную картину диалектического развития мутоты в отдельно взятой стране. До Октябрьской революции мутота была исключительно спонтанно-хаотической, и всякие попытки государства ее организовать приводили лишь к нарастанию расходов бюджетных средств. После 1917 года мутота была поставлена на качественно новый уровень, воплотившись в научный коммунизм. Долгие годы находясь на сугубо научном уровне, она приобрела характер "научной мутоты". С началом перестройки и особенно гласности, книги Виктора Суворова ознаменовали собой вступление России в новую эпоху - "псевдонаучной мутоты". И наконец, в последнее время, с появлением совершенно авангардных постмаразматических книг Игоря Бунича, некоторые психоаналитики усматривают зарю новой эпохи - эпохи "чистой мутоты" или "просто мутоты". Когда устаревшая мода на объективность в претендующих на историчность трудах окончательно канет в лету, странный обычай снабжать текст хотя бы фальшиво-декоративными сносками будет полностью изжит, а полет творческой мысли и раскрытие личных амбиций автора достигнет невиданной наглости - вот тогда-то мы и узнаем всю Сокровенную Истину из "Секретных Материалов", а Суворов и его последователи станут писать школьные учебники. Не дожить бы...
     Владимир Грызун,
     20 июня 1999 года, Дача, Эмиграция

Часть I

Ледокол, или Под знаком Титаника

Нефантастическая сказка - документ

     Теще
     Опыт показал, что наши войска не умеют наступать.
     (И.В.Сталин) <Жуков Г. К. "Воспоминания и размышления": В 3 т. М.: Изд-во АПН, 1990. Т. 2. С. 121.>
     Опыт показал, что наши войска... умеют наступать.
     (В.Суворов (цитируя И. В. Сталина)

Вступление

     Кто начал Вторую мировую войну?
     На этот вопрос отвечают по-разному. Единого мнения нет. Советское правительство, например, по данному вопросу меняло свое мнение многократно в зависимости от ситуации. Но наш герой Суворов газету читал и обо всем знает лучше всех. По его мнению, во всем виноват Советский Союз. Что же он представляет в качестве доказательства?
     "Если бы Сталин хотел мира, то он должен был всячески мешать возрождению ударной мощи германского милитаризма: ведь тогда Германия оставалась бы слабой в военном отношении страной. [...] Но Сталин с какой-то целью не жалеет средств, сил и времени для возрождения германской ударной мощи. [...] Но возродить мощную армию в Германии и столь же мощную военную промышленность - это только полдела. Даже самая агрессивная армия сама по себе войн не начинает <А неагрессивная армия? Или они еще и пацифистские бывают? И потом - армия, которая начинает войны сама по себе... Это что, демократия такая случается?>. Нужен, кроме всего, фанатичный, безумный лидер, готовый начать войну <Если для начала войны нужен лидер в первую очередь "фанатичный, безумный", то как же быть со Сталиным, который, по всем суворовским построениям, с одной стороны, таким не был, а с другой - войну все-таки начал? Где-то в логике изъян.>. И Сталин сделал очень многое для того, чтобы во главе Германии оказался именно такой лидер. Как Сталин создал Гитлера, как помог ему захватить власть и укрепиться - отдельная большая тема. Книгу на эту тему я готовлю <"Ледокол" писался В.Суворовым с 1968 по 1980-е годы. Сейчас уже новое тысячелетие настало, а обещанной книги на эту "отдельную большую тему" так и нет. Дождались только в "Самоубийстве" - там Суворов "перевел стрелки" на некоего Т.Вайнгартнера, написавшего книгу "Сталин и возвышение Гитлера. Политика Советского Союза и Коммунистического Интернационала по отношению к Германии" (см.: "Самоубийство", с. 59). Я хотел было ее посмотреть, поскольку Суворов любит помахать заголовком якобы работающей на него книги, не залезая в текст, противоречащий его доводам от начала до
Советуем обратить внимание на следующих авторов:

 
 


Rambler's Top100


LITPORTAL.RU, 2003-2012