Эрл Стенли Гарднер
Дело о туфельке магазинной воровки

Вдалеке послышался вой сирены.

– Ну вот и следственная бригада, Джим, – засуетился один из офицеров. – Давай-ка быстро все осмотрим, пока они не подъехали… Черт, в коридоре темновато.

– Как я и говорил, – заметил Мейсон. – Сгорел один из предохранителей.

– Как же вы тут ходили в темноте? – спросил полицейский.

– С карманным фонариком.

– Где он?

Мейсон достал из кармана фонарь.

– Вы всегда носите с собой фонарь? – с подозрением спросил офицер.

– Это фонарь Дрейка, – ответил Мейсон. – Он всегда носит его с собой.

Один из полицейских достал из кармана свой фонарик и осветил комнату. Затем он посветил на лежащее на полу тело и прокомментировал:

– Да, он точно мертв.

Машина с сиреной остановилась перед домом. На дорожке, ведущей к крыльцу, послышались шаги. Через мгновение на пороге вырос сержант Голкомб из отдела по расследованию убийств.

– Так, значит, и вы в этом замешаны? – спросил он у Мейсона.

– Я ни в чем не замешан, – с достоинством ответил адвокат.

– Так что вы тут делаете?

– Хотел встретиться с мистером Куленсом по делам.

– По каким делам?

– По тем, насчет которых он со мной консультировался.

– Он был вашим клиентом?

– Не совсем.

– Хорошо, тогда в чем заключались ваши дела?

– Я разыскивал ювелира по имени Джордж Трент. У меня были причины предполагать, что Куленс может что-то знать о нем.

– Почему вы так думали?

– Можете назвать это просто интуицией.

– Нет, не могу, – отрезал Голкомб. – Кроме того, это совершенно нелогично.

– Ну ладно, – проговорил Мейсон, не скрывая злости. – Это была не интуиция, и это нелогично. И что с того?

– Отведите этих двоих в отдельную комнату, – обратился Голкомб к полицейским. – Не разговаривайте с ними и не позволяйте им разговаривать с вами. Не разрешайте им никуда звонить. Не давайте им ничего трогать. – Он повернулся к прибывшим вместе с ним экспертам: – Итак, ребята, давайте-ка осмотрим дом. Начнем с этой комнаты. Я хочу, чтобы вы исследовали тут каждый дюйм… За дело.

Мейсона и Дрейка проводили в столовую, где один из полицейских молча указал им на стулья и так же молча продолжал за ними наблюдать. Мейсон слышал, как следователи начали подниматься по лестнице, затем шаги зазвучали в коридоре на втором этаже. Скоро к дому подъехала еще одна машина, и в прихожей тоже послышались шаги.

Через двадцать минут в столовую пришел сержант Голкомб – допросить пленников. Но через пятнадцать минут он знал не больше, чем в начале допроса.

– Ладно, – сдался сержант. – Вы, птички, можете быть свободны. Но что-то во всем этом мне совсем не нравится.

– Не представляю, что еще мы могли бы сделать, чтобы помочь вам, – сказал Мейсон. – Дрейк вызвал полицию сразу же, как только мы нашли тело.

– Где вы были перед тем, как прийти сюда? – спросил Голкомб.

– Так уж получилось, что непосредственно перед тем, как прийти сюда, я был в аптеке, звонил по телефону-автомату, – ответил Мейсон.

– Кому?

– Моему секретарю, если вас это так интересует.

– По какому поводу?

– Пытался выяснить адрес одного из клиентов.

– Этот адрес?

– Нет, речь шла о другом клиенте, – сказал адвокат.

– О ком? – не унимался Голкомб.

– Это к делу не относится. К тому же я так и не выяснил адрес.

– Тогда почему вы решили прийти сюда?

– Хотел поговорить с Куленсом.

– И поговорить с ним вам срочно понадобилось сразу после того, как вы не смогли выяснить тот, другой адрес?

– Если честно, адрес Куленса я нашел в телефонной книге в аптеке, – сказал Мейсон.

– Ладно, можете идти, – махнул рукой Голкомб. – Не забудьте, Дрейк, ваша лицензия на днях заканчивается.

– Я расцениваю это как попытку запугивания, – заявил адвокат. – Дрейк все это время пытался помочь вам. Мы оба ответили на все ваши вопросы.

– Это уж точно, – буркнул Голкомб. – Только у меня почему-то такое странное чувство, что я задавал не те вопросы.

– Тогда чего же вы ждете? Задавайте те вопросы, на которые хотите получить ответ, – любезно предложил Мейсон.

– Как, черт возьми, я могу это сделать, если не знаю, о чем спрашивать?

– Ну-у… – развел руками адвокат. – Как, черт возьми, я могу ответить на ваши вопросы, если вы их не задаете?

– Идите! – Голкомб указал пальцем на дверь. – И только попробуйте найти еще хоть один труп до следующего утра. Иногда частные детективы слишком усердствуют, если вы понимаете, о чем я говорю, Дрейк.

Дрейк хотел было ему ответить, но Мейсон его опередил.

– Вы имеете в виду, что в будущем Дрейку не стоит сообщать в полицию, если он, не дай бог, наткнется на чей-нибудь труп? – уточнил он.

– Вы прекрасно знаете, что я имею в виду! – Голкомб побагровел от злости. – Уходите.

Полицейские проводили их по коридору, в котором к тому времени уже было полно газетных репортеров, судмедэкспертов и полицейских.

– Черт бы его побрал! – выругался Дрейк, когда они уже были на полпути к машине. – Он постарается сделать все возможное, чтобы мне не продлили лицензию.

– Голкомб просто злится оттого, что ничего не может сделать, – рассмеялся Мейсон. – Он не может аннулировать твою лицензию без причины, а причина-то никак не находится. Только попробуй с ним не спорить, и он так и будет тебе постоянно надоедать. Но если хоть раз ему ответить, он сразу же поймет, где его место.

– Но все-таки давай пока не будем находить никаких трупов, – попросил Дрейк.

– Согласен, – кивнул Мейсон.

– Куда теперь?

– Туда, откуда мы сможем позвонить в твой офис и выяснить, что у них нового. Если никаких новостей не появилось, поедем в «Золотую долину» и постараемся что-нибудь разузнать, пока полиция всех там не разогнала.

– Вот это-то мне и не нравится в твоей работе, Перри, – сказал Дрейк. – Ты всегда пытаешься во всем опередить полицию.

– Так уж я защищаю своих клиентов.

– И в один прекрасный день это будет стоить мне лицензии.

– По причине?

– По причине того, что я укрываю от полиции информацию.

– И что же такого ты знаешь, что стоило бы рассказать полиции? – поинтересовался Мейсон.

– Ничего. Но интуиция подсказывает мне, что ты что-то такое знаешь.

– Ну что ж… – Мейсон усмехнулся. – Тогда постарайся не читать мои мысли. Другими словами, Пол, советую тебе как адвокат: не веди себя как баран, а будь настоящим бараном и делай, что тебе говорят, не раздумывая.

– Ладно, Перри, считай, что я баран, – вздохнул Дрейк.

Глава 5

Мейсон ездил по району в поисках места для парковки.

– Кстати, Пол, что твои ребята разузнали о «Золотой долине»? – спросил он у детектива.

– Понимаешь, Перри, – начал Дрейк, – сведения довольно отрывочные. У моих людей совсем не было времени. Ну, сначала это место было просто обыкновенным рестораном. Оно называлось «Золотое блюдо». Хозяева поменяли название на «Золотую долину», когда открыли на втором этаже игорный дом.

– Хозяев несколько? – уточнил Мейсон.

– Двое, Билл Голдинг и Ева Танис. Их считают мужем и женой, но они не состоят в браке.

– Они хорошо разбираются в игорном бизнесе?

– Еще как! Голдинг сначала подвизался в Сан-Франциско, потом следил за игрой в большом казино в Мехико. Затем вернулся сюда. Горел желанием открыть собственное игорное заведение, как только появятся деньги.

– А как насчет девушки?

– Ева Танис работала в Сан-Франциско, в том же месте, где и Голдинг. Она приносила мужчинам выпивку и помогала им расставаться с деньгами. Понимаешь, заставляла их чувствовать себя на все способными. Флиртовала и давала парням понять, что скупердяй никогда не завоюет сердце прекрасной дамы. Тогда они теряли голову и ставили на кон снова и снова.

– И это все?

– Да… Все, что нужно игорному дому, – это чтобы продолжалась игра.

– А что, если парни выигрывают?

– Тогда она от них не отстает – заставляет играть, пока казино не получит свои деньги назад. А если кто-нибудь закончит игру раньше, она потом с ним свяжется, назначит пару встреч и опять затащит в казино. К тому времени парень уже на крючке и снова готов ставить на кон все до последнего цента. А потом все заканчивается.

Мейсон повернул за угол и припарковал машину.

– Не слишком-то похоже, чтобы тут было что-то серьезное, – проговорил он, рассматривая фасад здания.

– Это только на первый взгляд, – ответил детектив. – Они не слишком-то хотят, чтобы все знали о том, чем тут занимаются.

– Ясно, – кивнул адвокат.

Они беспрепятственно прошли мимо кассы, за которой сидела довольно симпатичная блондинка. Им никто не помешал подняться по темной лестнице на второй этаж и попасть в тускло освещенный коридор, в начале которого было сооружено что-то вроде пропускного пункта, как в общежитии. На столе лежала конторская книга, стояли маленький звонок и табличка «Для вызова менеджера нажать на кнопку». Дрейк нажал на кнопку.

– Нам лучше притвориться слегка поддатыми, – шепнул он адвокату.

Мейсон достал бумажник, навалился на стол и принялся считать деньги с видом изрядно выпившего человека, старающегося выглядеть трезвым. Дверь рядом со столом открылась, и на пороге появился мужчина.

– Вам, парни, чего надо? – спросил он.

Мейсон сфокусировал на нем взгляд и ухмыльнулся.

– Развлечений. Чего нам еще надо? – осклабился Дрейк, вяло махнув рукой в сторону другого конца коридора.

– Я что-то не совсем понял, – нахмурился страж.

– Брось, Пол. – Мейсон икнул и убрал деньги обратно в бумажник. – Мы здесь никому не интересны. Пойдем куда-нибудь еще.

– Только через мой труп! – воспротивился Дрейк. – Это казино должно мне сто сорок баксов, и я собираюсь отыграть их!

– Ладно, парни, проходите, – сдался мужчина за столом. – Вторая дверь налево.

Они пошли по коридору, который ничем не отличался от коридора обычного общежития, и позвонили во вторую дверь по левой стороне. Послышался лязг открывающегося засова, и дверь отворилась.

Раздельные когда-то комнаты сейчас были объединены в одно большое помещение, довольно симпатично обставленное. Крашеные деревянные полы прятались под разноцветными коврами. На стенах висели бездарные картины, но у каждой из них была своя подсветка, как у настоящих шедевров в музеях. В зале стояли два стола с рулеткой, два для игры в «очко» и «колесо фортуны». Бар в дальнем конце поблескивал зеркалами. Всего в помещении собралось тридцать-сорок мужчин и пятнадцать женщин, восемь из которых были в вечерних платьях с декольте. Почти все мужчины носили костюмы, хотя Мейсон заметил двоих довольно просто одетых парней.

– Не будем терять время, – шепнул адвокат. – Мы уже и так далеко зашли, придется теперь идти до конца.

– Согласен, – отозвался Дрейк.

Они подошли к бару.

– Пару «Олд-Фэшндс». – Мейсон положил на стойку пять долларов. – И скажи Биллу Голдингу, что мы хотим с ним поговорить.

– Кто именно? – спросил бармен.

– Мы.

– Кто вы такие?

– Передай ему это. – Мейсон протянул бармену свою визитку. – И не забудь про выпивку.

Бармен кивнул, подозвал охранника и что-то прошептал ему, не сводя глаз с Дрейка и Мейсона, затем передал ему визитку адвоката. Охранник взглянул на карточку и скрылся в дверях. Бармен уже смешал «Олд-Фэшндс», когда снова появился охранник, кивнул ему и занял свое место у дверей.

– О'кей, ребята, – сказал бармен. – Голдинг вас примет.

Он вернул сдачу с пяти долларов.

– Останься здесь, Пол, – распорядился Мейсон. – Гляди в оба.

Он оставил свой стакан на стойке и пересек зал. Охранник открыл перед ним дверь. Адвокат раздвинул тяжелые зеленые портьеры и прошел в офис. Человек, сидевший за столом, холодно на него взглянул. Женщина в синем вечернем платье стояла возле стола. У нее были черные волосы и такого же цвета глаза, в которых светилось любопытство, и ей не удавалось это скрыть. На накрашенных красной помадой губах не было даже намека на улыбку. Она выглядела просто великолепно, в отличие от мужчины, сидевшего за столом. Его лицо было сплошь расчерчено морщинами. На бледных щеках алели два пятна – нездоровый румянец. Глаза у него были такие же черные, как у женщины, но в них затаились злость и жадность.

– Садитесь, – хрипло пригласил мужчина.

Мейсон уселся на кожаный диван и вытянул вперед скрещенные ноги. Наступила тишина, и скоро стало совершенно ясно, что мужчина и не собирается представлять женщину, а та совсем не намерена уходить. Мейсон взглянул на нее, доставая из кармана портсигар.

– Вы не против, если я закурю?

– Наоборот, – ответила женщина. – Я к вам присоединюсь. – Она направилась к адвокату. Вечернее платье подчеркивало ее прекрасную фигуру. – Не вставайте.

Мейсон зажег спичку, и женщина прикурила.

– Ну, чего вы хотели? – прохрипел мужчина, сидевший за столом.

– Где камни, которые вы получили от Джорджа Трента? – спросил Мейсон.

Черноглазый покраснел и нервно заерзал.

– Так, значит, вот вы о чем…

– Успокойся, Билл, – сказала женщина, усаживаясь на диван рядом с Мейсоном.

– Я не получал от Трента никаких драгоценностей, – заявил Голдинг.

– Несколько часов назад здесь был Остин Куленс.

– Не знаю я никакого Остина Куленса.

– Крупный мужчина, – продолжал Мейсон, – примерно шести футов роста, лет сорока, на руке большой перстень.

– Я его не встречал.

– Он был здесь, задавал вопросы о Джордже Тренте и говорил о камнях, которые тот вам оставил.

– Его здесь не было. Сюда никто такой не приходил.

– Думаю, это неправда, – спокойно произнес Мейсон.

– Вы хотите сказать, что я вру?

Мейсон холодно улыбнулся:

– Давайте скажем, что вы немного ошибаетесь.

– Ну что ж… Я не вру и не ошибаюсь. Раз уж вы смогли сюда войти, то без труда найдете выход. И вам лучше поторопиться, пока вы еще можете выйти сами.

– Я смотрю, у вас хорошее радио, – пропустив последнюю реплику мимо ушей, сказал Мейсон.

– Да, мне оно тоже нравится, – пробурчал Голдинг.

– Может, послушаем какую-нибудь музыку?

– Это вам не магазин, и я не продавец-консультант, – огрызнулся хозяин заведения.

– Я спросил об этом, – продолжал Мейсон, – потому что заметил, что оно настроено на полицейскую волну. Возможно, вы слышали сообщение о том, что Куленса убили.

– Не понимаю, о чем вы говорите.

– По дороге сюда Куленс сделал один телефонный звонок. Возможно, это как-то изменит сложившуюся ситуацию.

– Вы не в своем уме! – воскликнул Голдинг.

– Конечно, я могу понять вашу позицию. Владея таким заведением, вы не слишком-то хотите привлекать всеобщее внимание. И вы бы предпочли, чтобы полицейское расследование вас не коснулось.

– Ну-ну, уже интересно. – Голдинг прищурился. – Вы поете соло, но не думайте, что я спою с вами дуэтом.

– Но если бы вы проявили хоть капельку дружелюбия, мы могли бы все с вами обсудить. Если же нет, я могу позвонить своему приятелю, сержанту Голкомбу из отдела по расследованию убийств, и кое-что ему рассказать. Он недавно обвинил меня в укрывательстве информации, так что сейчас мне это очень бы помогло.

– Давайте, – хмыкнул Голдинг. – Звоните хоть самому президенту, меня это не волнует.

– Нет, – задумчиво произнес Мейсон. – Вполне хватит и одного Голкомба. Он заявится сюда и примется задавать вопросы… Не только вам двоим, но и вашим посетителям в игровом зале. Возможно, они видели, как Куленс входил сюда.

Человек за столом молча уставился на Мейсона.

– Не слишком-то приятно будет, а? – усмехнулся адвокат.

Голдинг смочил кончиком языка пересохшие губы, нервно перевел взгляд с Мейсона на сидевшую рядом с ним женщину и заявил:

– Он просто блефует.

– Возможно, он и блефует, – задумчиво произнесла женщина. – Но пока что все козыри у него.

– Спасибо, – сказал Мейсон, не сводя взгляда с Голдинга.

– Не благодарите меня, – ответила Ева. – Благодарите свою удачу. Вам бы стоило попробовать сыграть в рулетку. Похоже, вам сегодня везет.

Конец ознакомительного фрагмента. Полный текст доступен на www.litres.ru

Вы ознакомились с фрагментом книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста.
Приобретайте полный текст книги у нашего партнера:
Полная версия книги
(всего 9 форматов)
<< 1 2 3 4